2

Май

Россия

Москва

 

            Луна бледно-желтым пятном блестела в пьяном от зноя небе и…. Сманивала юношу. Он сидел на широкой веранде, его длинные до плеч белые волосы развивались, словно капюшон кобры, а голубые глаза смотрели нетерпеливо сквозь тьму. Туда, где всё казалось сказкой, какой-то нереальной жутью. Но он должен ждать….

 

            И вот когда наступила полночь. Он помчался, ногами задевая сучья. Он мчался, через шоссе, в близлежащий лес. За тем он услышал шелест сухих листьев под чьими-то ногами. Раньше он нипочём бы не расслышал этого…. Однако сейчас его слух стал не хуже любого….

            Они остановились. Шагов больше слышно не было. Но он услышал голос. Либо это был чей-то вой? Дальше дороги не было, там внизу под обрывом высокого берега проплывала, медленно струясь, переливаясь в ленивом лунном свете Москва-река.

            Молодой человек умел плавать и переплыл реку. Вода в реке особенно в мае была очень холодной, но он не только не почувствовал холода воды, он даже вспотел когда выбрался на берег.

 

            Огромный лунный диск, слабо осветил тропку, он пошел по ней, потом побежал. На бегу, он почувствовал….

            Как его тело задрожало, с него лился пот, как будто он таскал огромные ящики, груженные, железными прутьями. Да огромные железные ящики…

            И всё… вот-вот он не выдержит…. Не выдержит этой пытки! Но вот вспышка как от фотоаппарата перед глазами, и он, было, подумал, что пытка кончилась. Но это было не так. Его тело перевернуло в воздухе. Затем он почувствовал, как выворачивает и трясёт как в горячке при гриппе…. И внезапно перестало трясти, но горячо до сих пор было внутри. Все внутренние органы горели, а сердце стучало как бешеное, было такое ощущение, что он бежал все это время. И….

            Рук и ног уже не было, молодой человек обнаружил, что стоял он на четырех лапах, глаза его стали видеть далеко. Под левой задней лапой что-то захрустело, он поднял её и увидел что его разорванная в клочья во время перерождения одежда в разных сторонах….

            Что же с ним произошло? Понял вдруг, что он больше не человек, а зверь. Зверь?!?

            Не просто большой, а огромный волк. Он знал, что он волк. Да что это такое, с ним?…

            Но он знал, что всё это не просто так. Вдруг почувствовал кого-то в своей горячей после перерождения голове. Вдруг со всей ясностью осознал, что он больше не тот человек, которым был раньше…. И что он вообще-то и не человек вовсе! А оборотень!

            «Оборотень!?» Это слово напугало его настолько, что он бросился бежать от опушки, где стоял его автомобиль.

            И…. Что теперь делать? Как ему быть? Как ему с этим жить? Или сейчас начинается существование и борьба за выживание? Что будет с его мамой? Как сказать своей девушке о том, что ты больше не человек?

            Какого цвета его мех? Да разве это было важно?

 

            Орест Корф превратился в красивое величественное животное. Ему было начертано это перерождение. Но пока парень думал, что это его проклятье….

 

            Где-то ухнула сова. Наверно послышалось. Но я слышал всё. Я, что слышал теперь природу и не просто слышал, видел и ощущал всё по-другому?

            И я побежал глубже в лес. Я не боялся леса. Меня испугало ощущение, что это не просто так. Но вот мне стало жарко, вспышка ярко-желтого света как словно мои глаза ослепил фотоаппарат….

            Я опять стоял на человеческих ногах, как странно всё это вместо передних и задних лап у меня вновь руки и ноги…

            Не успел я оглянуться, как снова был на четырёх лапах и тут же послышался голос. В нём слышалась насмешка.

            Я услышал этот голос как бы в себе:

Ух, ты! У нас появился новенький братик!

            Тут же другой голос, более властный сказал:

Сёма нос к земле! И следи там, чтобы муха не проскользнула!

            Голос опять стих, но я услышал его как бы издалека:

Да сэр!

            Тот, кто надсмехался надо мной, был очень далеко, потому что слышно было, как где-то в лесу пробежал заяц. Значит он в лесу, тот, кого я рассмешил.

            Этот голос казался властным и тот, кто им говорил, вдруг очутился передо мной и я решил:

Будь что будет!

            Это был огромный белый волк. Этот приказ исходил от него:

Стоп!

            Было ещё два огромных медведя. Голос одного из них я слышал уже в себе, я его узнавал.

Ай да братан! Ну, ты даёшь Орест. Конечно, не то, что Рус, но прыть хорошая! Меня зовут Семён, я твой кузен.

Сёмыч, ты чё не понял. Я тебе русским языком сказал: «Нос к земле! И следи»?

            Так же были ещё на поляне два больших, больше обычных в два раза, лиса черный и рыжий.

            И…. Один рыжий тигр. Он похвалил:

Молодец братишка!

            Что за чудеса? Я удивлялся…. Может, я сплю. Но если это был бы сон, то я бы не ощущал жара костра, который горел в центре поляны.

            Я толком ничего не понял, но было забавно! Белый волк между тем приблизился, обнюхал мои лапы, облизав мое лицо…. То есть морду, и я брезгливо фыркнул.

            Он уставился на меня и подумал:

Бррр! Ты бы вымылся до того как перевоплотиться!

            Тут вышел тот чёрный лис. Лис посмотрел на белого волка и подумал:

А как, по-твоему, он это сделал бы, если он вот-вот стал в наши ряды!

            Это было правдой. Я первый раз в жизни превратился в…. Животное. Не много жутко. Непривычное ощущение. Я вроде бы стал сильнее и выше в человеческом облике. В этот миг ко мне подошёл волк с таким необычайным цветом меха серо-голубого цвета.

 

            Четыре лапы проскрипели по свежей траве. Трава была какой-то необычайно мягкой, под моими лапами сверкали светлячки. Все было как в какой-то, цветной линзе, причем не в обычной линзе, а в трехмерной. Как будто на мои глаза надели 3D-очки.

Пошли, покажу в кого ты превратился! Интересно?

            Я ощущал его радость. И мой страх потихоньку отступил.

Да уж! А почему ты радуешься?

Ты что у нас сегодня праздник последний брат перевоплотился. Нас почему-то должно быть семеро!

Значит я седьмой?

Нет, я седьмой! А ты пятый братик! Радуйся и смотри, какой красавец!

            Меня подвели к воде…. Я увидел отражающуюся огромную волчью морду, такую серую с голубым переливом, отразившуюся в водной поверхности озера…. Этот зверь вовсе не показался мне страшным, но в какой-то момент, когда я рассматривал того в кого превратился, мне стало страшно. Что если я не смогу превратиться в человека? Ведь у меня есть невеста, которая приехала за мной следом в Москву. Что если она не захочет иметь дело с оборотнем? Что я скажу матери?

            И таких: «Что?» в моей голове было множество. Но не хотел показаться беспомощным своим братьям, и в этот момент где-то внутри меня голос сказал:

Всё будет хорошо!

С этим можно как-то смириться, ну с тем, что я оборотень. Но, как и что сказать маме? Как сказать девушке?

            Я услышал голос успокаивающий:

Мама твоя думаю, знает об этом свойстве, видишь ли, когда это происходит девушки, как правило, начинают от нас отдалятся. Но если она разумная, то поймёт и полюбит тебя таким, какой ты есть.

            Я поверил этим людям или нелюдям, я пока не знал! Возможно, что я непросто так сам пришёл к ним, так или иначе они мои братья, а такое никогда перечеркнуть не возможно. Но я пришёл сюда ещё и затем чтобы узнать, что со мной происходит.

 

            Медленно наступал рассвет нового дня, и вставало обнажено-бледное солнце. Этой ночью она спала хорошо. Но ей казалось, что её окутывает тепло чьего-то тела, а может ей просто надоело, быть одной и она хотела, чтобы рядом был кто-то, теплый и такой же нагой, как и она сейчас.

            Анна Синицына женщина самая обычная, что ни на есть, а потому вид у неё был обычный и непрезентабельный. Ростом она 179см., весила 79кг. От роду ей было 27лет. В её широко посаженных зеленых глазах светилось добродушие; на её лице четко выделялись скулы, вздёрнутый нос некогда покрывали веснушки. Но эта внешность не мешала ей быть подругой знаменитой писательницы Светланы Цареной.

 

            Мне почему-то не хотелось вставать, но я знала, что мне скоро позвонит моя подруга. И мы поедем за билетами на концерт, потом в магазин за продуктами и шмотками, а потом на вечеринку, посвященную последней книге которую написала моя подруга, в какой-то клуб.

            Потом ещё на чью-то вечеринку, кажется к тому красивому мужчине, с которым вчера на улице я случайно столкнулась у больницы, который покровительствует Света. Очень интересно, зачем он пригласил Царену? Но моя подруга ничего мне не сказала, пока не сказала. Как причудливо струиться жизнь! Да ведь я его где-то видела? Но только вот где и при каких обстоятельствах….

            О Боже! Как же? Как же это же тот самый из группы «Белая Звезда». Он самый симпатичный из них. Да это он! Руслан Корф, кажется? Но, что он делал возле больницы? Я должна узнать, что происходит? И почему Руслан Корф, вдруг заинтересовался персоной моей подруги возле больницы? Всё это крайне подозрительно! Но что-то мне подсказывает, что история самая банальная. Когда встречусь со Светой, всё узнаю!

 

            Царена Светлана сидела за столиком в кафе и работала за своим ноутбуком. Она была увлечена повествованием, которое писала, что даже не заметила, как кто-то подсел за столик.

            Этим кем-то и была подруга Светланы Анна Синицына.

 

            Я сидела в кафе за столиком возле окна и ничего вокруг себя не замечала, потому что мои глаза и мысли были поглощены событиями, которые разворачивались в моём подсознании и я это записывала. Для того чтобы вытащить меня из этого состояния требовалось изрядное терпение.

            Похоже у того кто подсел за столик этого качества было мало….

            Наконец событие, которое я придумала, было записано, и я смогла обратиться в реальный мир.

            Передо мной сидела моя подруга Анна Синицына и смотрела на меня так будто, увидела меня в первый раз.

 

            Она спросила:

- Ты чего-то хочешь мне сказать?

            Я удивилась:

- Я? А что я хочу тебе сказать?

            Анна подсказала:

- Ну, Руслан Корф? Причем в больнице, которой ты покровительствуешь?

            Похоже, в узком мирке шоу-бизнеса ничего не возможно, скрыть. Да и чего скрывать-то собственно.

- Во-первых, не я, а благотворительный фонд, который выбрал мою компанию главным учредителем. Я приехала сюда в качестве наблюдателя. Видишь ли, пропали деньги, которые этот благотворительный фонд собирал на лекарства и оборудование.

- А причём тут Руслан Корф?

- Как выяснилось другой фонд, который сделал господина Корфа учредителем, так же покровительствует этой же больнице. И господин Корф тоже подключён к расследованию этого дела!

            Я опять погрузилась в размышления о романе. Однако, Анна отвлекла меня от мыслей, спросив:

- Ничего себе детектив какой-то? Вы уже знаете, кто это сделал?

- Это точно детектив. Нет, этого мы не знаем, но у меня появились некоторые подозрения….

 

            Две женщины сидели в кафе, и разговор их был не о вещах, которые они будут сегодня покупать, а о том, что касалось и его.

            Он незаметно для них присел за соседний столик. Ему было интересно ещё раз просто посмотреть на неё, при этом он остро ощущал потребность быть рядом с этой миниатюрной женщиной.

 

            Руслан Корф заказал кофе и расплатился с приятного вида официанткой. Но он постоянно следил за телодвижениями светловолосой женщины.

            Интересно о чём она думает?

            Он не подслушивал, просто он слышал своим чувствительным слухом всё и по этому разговору он понял, что она считает его заинтересованным лицом в деле о хищении денег, что произошло два дня назад, а полицейские ничего и никого так и не нашли, у полиции не было никаких зацепок.

 

            Орест Корф сел рядом с кузеном. Он проследил за взглядом кузена. Поняв куда, он смотрит. Смотрел Руслан на двух женщин, что сидели за столиком, который стоял рядом и разговаривали.

 

            Я думал:

Итак, дело принимает такой оборот. Нам придется охранять эту маленькую женщину!

            Ко мне подсел молодой человек с длинными белыми волосами, это был мой кузен, Орест. Он покрасил волосы в белый цвет утром.

            Когда я посмотрел на него, молодой человек сказал:

- Так велел дядя! Да и мне нравится, как я выгляжу сейчас!

            Я фыркнул:

- Мода!

            Улыбнувшись, Орест сказал:

- Ага! А где остальные?

- Сейчас подъедут!

 

            Я давно заметила его, и даже не надо было смотреть по сторонам. Руслан Корф. И чем он так будоражил воображение женщин?

            У него было такое заинтересованное лицо. Он что слышал всё, то о чём мы с Анной говорили? Хотя вряд ли!

            Невозможно было не узнать его:

            Он был в сером плаще, у него были серые брюки и коричневые ботинки, наверняка из натуральной кожи. Его тёмно-карие раскосые глаза под аккуратно-расчесанными бровями смотрели проницательно; плотное, но узковатое лицо, с вздёрнутым носом, крепкими скулами и широким волевым подбородком, полными губами; смуглая кожа; широкие, крепкие плечи; красивые, сильные руки с длинными пальцами музыканта; плотное, мускулистое телосложение.

            Всё это должно приводить женщин в благоговейный трепет возможно, даже в возбуждение. Но я просто сидела и по своему обыкновению разговаривала с подругой.

 

            Наклонившись ко мне, Анна произнесла:

- Руслан Корф здесь!

- Да знаю!

            Анна посмотрела на меня, спросив:

- Что будешь делать?

- Как это «что»? Просто сидеть и разговаривать с тобой!

- Ну, а я подумала…

            Я закатила глаза и сказала:

- Понятно-понятно! Я в Москве с рабочим визитом, и мне придётся иметь с ним дело, потому что у нас общий интерес.

 

            Я тоже заметил, что на меня смотрит она, заметил, что она была не заинтересована мной как мужчиной, это был обычный светский интерес. Одно это было для меня не обычно. Видимо я ошибся в ней, да и она не фанатка, не похожа она, на тех девушек-женщин, которые «дежурили» возле дома дяди Олега. Те, кто ходит там были ярко накрашены, у них короткие мини-юбки и топики. Даже зимой когда было холодно они приходили постоянно и кричали наши имена, наперебой. С одной стороны мне это льстило, а с другой надоело. И я просто привык к вниманию со стороны женщин.

            Но эта женщина смотрела на меня как на обычного прохожего, а потом, видимо насмотревшись, перевела взор задумчивых серо-зеленых глаз в сторону окна.

            Я захотел подойти к ней и предложить свою компанию, но с ней была подруга, поэтому я мог лишь наблюдать и слушать, конечно, это было не вежливо.

            Я решил показать учтивость и встал.

            Орест, посмотрев на меня, спросил:

- Ты куда?

- Надо засвидетельствовать своё почтение! Ты со мной?

- Да!

- Замечательно.

 

            Я задумчиво помешивала кофе без сахара и смотрела на реку, ресторан находился на открытой палубе старого парохода.

            Мен я вывели из задумчивости, пинок под столом, моё внимание вновь привлекла Анна.

            Подруга шепотом сказала:

- К нам идут Мышкины Орест и Руслан!

            Я ответила:

- Отлично!

            Подошли мужчины. Блондин представился:

- Добрый день, дамы! Я Орест Мышкин, а это мой кузен Руслан Мышкин!

            Анна кокетливо подняла глаза и ответила:

- Добрый день, джентльмены! Я Анна Синицына, а это моя подруга Светлана Царена!

            Орест обрадовался и подсел к Анне на свободный стул, он сказал:

- О, как, знаменитая писательница! Мои племянники любят читать ваши книги. Можно автограф?

            Я посмотрела на Ореста, и заметила в его серых глазах искорки любопытства, и взяла печать со своим автографом и проставила протянутую бумагу печать.

            После этого подала руку Руслану, я сказала:

- Добрый день господин Корф!

            Руслан, присаживаясь за столик, ответил:

- Добрый день мадам Царена!

 

            Орест начал разговор, все знали, что я не вылезаю из Нижнего Новгорода, что мне нравится там жить. Поэтому кузен Руслана обратился ко мне с вопросом, который, видимо, вертелся у всех на языке:

- Итак, что же привело вас в Москву, мадам?

- Была украдена крупная сумма денег из благотворительного взноса, фонду которому мы с вашим кузеном, как, оказалось, покровительствуем, и нас включили в комиссию наблюдателей по этому делу!

            Руслан с печалью в голосе, добавил:

- Пока, к сожалению, нет ни одной зацепки, да и опросы помогают мало, похоже, в этом деле замешано много людей!

            Орест взглянул на Руслана и недоуменно спросил:

- Не понимаю, Рус с чего ты так волнуешься из-за такой пустячной суммы?

            Руслан посмотрел на Ореста, в его глазах зажглись, как мне показалось, огоньки и он ответил:

- Эта сумма вовсе не пустячная там была очень большая сумма. Для меня, конечно, это пустяк, но для людей для которых собирались эти деньги во все не «пустячная» сумма!

 

            Два мужчины и две женщины сидели, и разговор тёк сам по себе. И в ресторан то приходили, то уходили люди, не замечая знаменитостей.

 

            Не было объяснения, почему меня тянуло к нему? К Руслану Корфу? Не так давно я рассталась с парнем, который меня очень обидел, и я была не готова к новым отношениям, не готова к тому, что меня ожидало в новых отношениях. Но я и притяжение это ничем не могла объяснить. Мое лицо было в его темно-карих глазах. А может это просто плотское желание? Но тогда мне нужно было пересмотреть все свои взгляды, чтоб с ним провести ночь-другую. Я была готова это сделать. Но готов ли он пойти на это?

 

            Нет. Не могло быть и речи, ни о каких личных отношениях с этой женщиной. Но меня словно магнитом тянуло к этой маленькой женщине. Светлане Цареной. Не чем было объяснить этого не вероятного притяжения. И моё лицо отражалось в её светло-серых, словно застланное небо в густой дымке облаков, глазах. Но, что за притяжение меня тянуло к ней, я уже понимал! Я просто хотел эту маленькую женщину, и было не важно, что об мне подумают люди. У меня давно не было женщины. И моя постель пустовала уже полгода. Но она вероятно не готова на это. А может готова?

 

            Решение принималось довольно долго, но они решили не ходить вокруг да около. Да и им было не просто решиться на это. И Руслан был решителен. Он не мог сказать этого при кузене. Орест, не знавший, хорошо Руслана не мог определить его жестов, поэтому Руслан сказал свои мысли вслух.

 

            Руслан посмотрел на меня и попросил:

- Орест нам с госпожой Цареной надо обсудить кое-что по делу о пропаже денег, не могли бы вы госпожой Синицыной отойти за наш столик!

            Я посмотрел на брата, и закатил глаза, было видно, что он вовсе не собирался говорить о «деле», которое привело госпожу Царену в Москву. Но брат настоятельно посмотрел на меня. И я согласился.

- Госпожа Синицына, не соизволите ли прогуляться со мной на верхней палубе этого плавучего ресторана.

 

            Я смотрела на подругу. Это было странно, она одобрила прогулку на верхней палубе и сказала:

- Нам действительно надо обговорить дело, ради которого я бросила дела в Нижнем Новгороде и примчалась сломя голову сюда.

            Ладно, оставлю их одних, и потом она расскажет мне все как есть! Она же моя подруга и я не брошу её в трудном положении.

- Ладно, я пойду, прогуляюсь с вами господин Корф, но мы скоро вернёмся!

 

            Они направились наверх.

 

            И как только Орест и Анна скрылись за углом. У пары, что осталась в закрытом помещении плавучего ресторана, начался разговор совершенно отстраненный от благотворительности и деньгах.

            Они разговаривали так, будто знали друг друга давно. У обоих сложилось это впечатление, но они не сказали об этом друг другу. Они думали что это от того что они вращаются в почти одинаковых кругах общества.

            И совершенно не думали о превратности судьбы. Где-то в небе зажглась луна. И они спускались по Арбату и потом упёрлись в какой-то дом. Он посмотрел и моргнул.

 

            Я сказал:

- Вот и пришли! Мой дом! Как я даже не заметил, что пришёл к дому.

            Она склонила голову к плечу, спросила:

- А я не знаю сколько время?

            Я, погладив, её щеку тыльной стороной ладони, улыбнувшись, спросил:

- Разве это важно?

            Она посмотрела на меня, и сказала:

- Да! Для меня важно!

            Я сунул руку в карман и достал смартфон взглянул на монитор:

- Двадцать ноль-ноль!

- Мне через час нужно измерить кровь! Глюкометр у меня с собой. Слава Богу.

            Я улыбнулся:

- Тогда может, зайдёшь?

            Она покачала головой, прищурившись, сказала:

- Если пообещаешь, что спать я буду не с тобой в одной кровати!

            Я хмыкнул, в жизни не встречал таких осторожных женщин, но может она исключение из правил. Для меня необычна её просьба. Как впрочем, и её поведение. Она как бы сторонилась, но и не отвергала меня.

 

            Похоже, его задело, что я отказалась делить с ним постель. Это было естественное желание после такой долгой и довольно откровенной беседы, которую мы вели.

            Я попыталась объяснить:

- Понимаешь Руслан, я недавно рассталась с парнем, который меня очень сильно обидел, было бы не правильно бросаться из огня да в полымя! Но я не против, переночевать у тебя, ведь в гостиницу возвращаться поздно!

            Руслан, покачав головой, сказал:

- А ты уверена во мне? Потому что я в себе не очень….

            Я улыбнулась:

- Если бы я не была уверена, то не дала бы сопровождать меня!

            Он ухмыльнулся и сказал:

- Ну что ж мадам прошу в мою скромную обитель!

 

            «Скромная обитель» занимала весь верхний этаж последний, в доме старой постройки на Арбатском переулке, квартира была двухуровневой. Из белого и черного мрамора плиткой мозаикой был выложен в коридоре пол, по коридору. Из коридора выводили в комнаты несколько дверей, одна из них была двустворчатой. Покрашены они были в белый цвет, и стеклянной и цветной мозаикой.

            Руслан открыл двустворчатую дверь, за ней обнаружилась гостиная.

 

            Я склонился в поклоне и сказал:

- Это гостиная. А те четыре двери ведут в комнаты. Одна из них хозяйская спальня, три другие переделаны. Одна в комнату для моей дочери. Другая в гардероб. Третья в гостевую. А четвёртая в студию.

            Она смотрела на камин. И спросила:

- Он, что настоящий?

- Да. Долгое время верхние этажи пустовали из-за того, что жители дома верили, что квартира моя проклята, и от этого фирмы застройщиков не могли долгое время эту квартиру продать. И вот в один из дней я купил её. И меня тут же прозвали «Чернокнижником!»

- Я не верю в то, что ты чернокнижник! Хоть в тебе есть что-то такое дьявольское!

            Я благодарно кивнул, я не должен был приводить её к себе, но было уже поздно. Наступило молчание.

            Она, проводя рукой по старинному трюмо, спросила:

- А почему квартира пустовала?

            Я смотрел в окно, из цветного витража и ответил:

- Из-за одной старой легенды. Здесь жил одни зажиточный господин, который приводил к себе молодых девушек на ночь, ночью слышались стоны страсти и возгласы, а через неделю данных девушек находили в реке Москве. Однако его вскоре самого нашли в реке….

            Это была правда. Она это почувствовала. Но догадывалась ли она кто я, надеюсь, что она ещё очень долго не догадается.

            Она спросила:

- Ты надеюсь не маньяк?

            Усмехнувшись, я ответил:

- Я нет! Не маньяк!

            Я вздохнул. Она была горячей. И терпкой. Её запах. Мне с ней было легко. Я мог прикасаться к ней. Но я сдерживался.

            Вновь затянулось молчание, чтобы как-то разрядить обстановку,  я предложил:

- Можно посмотреть что-нибудь?

            Она, кивнув, сказала:

- Есть «Давайте потанцуем!»?

            Я ответил:

- Да. Я не ожидал.

- Мне, не смотря на то, что я пишу фантастику, нравятся разные жанры в кино, литературе и музыке!

- Да я тоже интересуюсь разными жанрами!

 

            Они, молча, поужинали, потом стали смотреть кино. Потом Светлана заснула, склонив голову у Руслана на плече. Взяв её на руки, он отнес её на кровать в свою спальню, а сам лёг на диван в гостиной.

 

            Сегодня было новолуние. Ночь. На чёрно-синем бархате неба зажигались звёзды. Тихо плыла ночь, заглядывая в окна домов. Ночь была тихой. Лишь где-то далеко ухнула сова, но на Арбате ничего не происходило.

 

            Сегодня он провел не лучшую, но все же хорошую ночь. Эта ночь была проведена с пользой. Он, то задремывал, то просыпался. Когда не дремал, то смотрел на дверь в свою спальню. Но не решался войти туда и….

            Откуда такие мысли? Сейчас он проводил много дней один. И ему хотелось расслабиться, но он почему-то не позволил себе этого.

            Лишь тусклый свет уличных фонарей проникал в гостиную, в нем все не то, чем, кажется.

            Но голос полный ужаса из комнаты позвал:

- Руслан!

            Руслан Корф подскочил, и открыл дверь. Он увидел, что чья-то костлявая рука тащила из окна Светлану Царену. А Царена спала.

 

            Я быстро встал, в три прыжка преодолел расстояние, которое отделяло меня от двери. Открыл. Я увидел костяную руку и пальцы, которые тащили с кровати что-то тускло-серебристое, в этот момент превратился в зверя, и всё стало ясно. Костяная рука оказалась целой рукой, а «что-то тускло-серебристое» было душа Светланы Цареной. Это было колдовство такой силы, что было сложно сопротивляться.

            Я сказал:

- Стой. Оксана ты не имеешь право. Она, не будет твоей!

            Раздался хохот и грубоватый голос:

- Это. Не по твоей части оборотень. Убери свои лапы!

            Я увидел женский силуэт, это была тень размытая, такой силуэт оставляют ведьмы.


Комментарии
Нет комментариев
Чтобы добавить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться или войти